МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ

Юный Кэддлс даже не подозревал обо всех этих событиях, о новыхзаконах, грозивших братству гигантов, ну и о том, что кое-где у него естьБратья, - и как раз в эти деньки он решил покинуть известковый карьер иповидать свет. К этому его привели долгие унылые раздумья. В ЧизингАйбрайте не было ответа МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ на его вопросы; новый священник разумом не блестел,он оказался еще ограниченнее прежнего, а Кэддлсу опротивело мыслить игадать, почему его обрекли на таковой глупый труд. "Почему я должен денек за деньком разламывать известняк? - недоумевал он. -Почему я не могу ходить, куда желаю? На свете столько чудес, а мне к ним МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ иподойти нельзя. В чем я провинился, за что меня так наказали?" И вот в один прекрасный момент он встал, разогнул спину и звучно произнес: - Хватит! - Не желаю! - произнес он и, как умел, проклял свою каменоломню. Но что слова! То, что было на душе, добивалось дела. Он поднялнаполовину загруженную МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ вагонетку, кинул на соседнюю и разбил на осколки.Позже схватил целый состав пустых вагонеток и сильным толчком выслал подоткос. Вдогонку запустил большой глыбой известняка - она рассыпалась впыль, - и, с маху наподдав ногой по рельсам, сорвал с десяток ярдовподъездного пути. Так началось ликвидирование карьера. - Весь век тут дурачины валять? Нет, это не МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ по мне! В азарте разрушения он не увидел понизу малеханького геолога, и тотпережил жуткие 5 минут. Две глыбы известняка чуть ли не раздавили его -бедняга еле успел отскочить, кое-как выкарабкался через западный край карьераи опрометью кинулся по откосу; дорожный мешок хлопал его по спине, ножки вкоротких спортивных брюках так МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ и мерцали, оставляя на травке меловыеследы. А молодой Кэддлс, очень удовлетворенный делом рук собственных, зашагал прочь,чтоб исполнить свое назначение в мире. - Гнуть спину в этой яме, пока не сдохнешь!.. Задумываются, сам я большой, адушонка во мне цыплячья! Добывать этим дурачинам известняк, не усвоишь длячего! Нет уж! Вела ли его МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ дорога, либо жд пути, либо просто случай, но онповернул к Лондону да так и шагал весь денек, по жаре, через бугры, черезполя и луга, и добросовестной люд в изумлении пялил на него глаза. На каждомуглу болтались клочки белоснежных и бардовых плакатов с различными именами, но ониему ничего не гласили МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ; он и не слыхал о бурных выборах, о том, что довласти дорвался Кейтэрем, этот "Джек-Потрошитель гигантов". Он и неподозревал, что конкретно в сей день во всех полицейских участках былвывешен указ Кейтэрема, в каком объявлялось, что ни один гигант, ни одинчеловек ростом выше восьми футов не имеет права без МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ особенного разрешенияотходить более чем на 5 миль от "места собственного неизменного жительства".Он не замечал, что полицейские бюрократы, которые не могли его догнать и вглубине души очень этим были довольны, махали ему вослед своими грознымибумажками. Бедный пытливый простак, он торопился узреть все чудеса,какие только есть в МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ мире, и совсем не собирался останавливаться из-засердитого крика первого встречного. Он миновал Рочестер и Гринвич, доматеснились все гуще; он замедлил шаг и с любопытством озирался по сторонам,помахивая на ходу большим кайлом. Обитатели Лондона знали о нем понаслышке: есть в деревне таковой дурачок, ноон тихий, и управляющий леди Уондершут и МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ священник отлично с нимсправляются; слыхали также, что он по-своему почитает владельцев, благодареним за их заботу. И поэтому в тот денек, узнав из последних выпусков газет,что он тоже "забастовал", многие англичане решили, что здесь некий сговорвсех гигантов. - Они желают испытать нашу силу, - гласили пассажиры в поездах,ворачиваясь МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ домой со службы. - Счастье, что у нас есть Кейтэрем... - Это они в ответ на его распоряжение... В клубах люди были ознакомлены лучше. Они толпились у телеграфной лентыили кучками собирались в курительных. - Он не вооружен. Если б здесь было подстрекательство, он пошел бы прямок 7 дубам. - Ничего, Кейтэрем с ним МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ управится. Лавочники докладывали покупателям последние сплетни. Официанты, улучивминутку меж блюдами, заглядывали в вечернюю газету. И даже извозчики,проглядев отчеты о скачках, сразу находили анонсы о гигантах... Вечерние правительственные газеты пестрели заголовками: "Вырватькрапиву с корнем!" Другие завлекали читателя заголовками вроде: "ВеликанРедвуд продолжает встречаться с принцессой". Газета "Эхо" нашлаоригинальную тему: "Слухи о мятеже гигантов МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ на Севере Великобритании. ВеликаныСандерленда направляются в Шотландию". "Вестминстерская газета", каквсегда, остерегала: "Берегитесь гигантов" - и пробовала хоть на этомкак-нибудь объединить либеральную партию, которую в то время семь лидеровяростно тянули каждый в свою сторону. В более поздних выпусках уже не былоразноголосицы. "Гигант шагает по Ново-Кентской дороге МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ", - дружно сообщалиони. - Любопытно, почему это ничего не слыхать про юных Коссаров, -рассуждал в чайной бледноватый юнец. - Уж без них-то наверное не обошлось... - Молвят, очередной верзила вырвался на свободу, - воткнула буфетчица,вытирая стакан. - Я всегда гласила, с ними рядом жить небезопасно. Всегдаговорила, с самого начала... Пора уж от их избавиться. Хоть МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ бы его сюдане принесла нелегкая! - А я не прочь на него посмотреть, - храбро заявил юнец у стойки. -Принцессу-то я лицезрел. - Как по-вашему, ему худенького не сделают? - спросила буфетчица. - Очень может быть, что и придется, - ответил юнец, допивая стакан. Таким вот дискуссиям конца-краю не было, и в самый МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ разгар этой шумихи вЛондон заявился юный Кэддлс. Я всегда представляю для себя юного Кэддлса таким, каким его впервыеувидели на Ново-Кентской дороге, его растерянное и любознательное лицо,освещенное нежными лучами заходящего солнца. Дорога была запруженамашинами: омнибусы, трамваи, фургоны и повозки, телеги разносчиков,велики и авто двигались сплошным потоком; гигант МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ застенчивыми шагамипробирался вперед, а за ним по пятам, дивясь и изумляясь, тянулись зеваки,дамы, няньки с малышами, вышедшие за покупками хозяйки, ребятня исорванцы постарше. Всюду торчали щиты с запятанными клочками предвыборныхвоззваний. Нарастал неумолкаемый рокот голосов. Вокруг плескалось моревзбудораженных пигмеев: лавочники вкупе с покупателями вываливали на улицу;в окнах мерцали МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ любознательные лица; с кликом сбегались мальчишки; каменщикии маляры на лесах кидали работу и глядели на него; и только одниполицейские, хладнокровные, точно древесные, сохраняли спокойствие в этойкутерьме. Масса выкрикивала что-то непонятное: издевки, брань,глупые ходячие словечки и остроты, а он смотрел на этих людишек совсем глаза МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ - ему и не снилось, что на свете их такое огромное количество! Сейчас, когда он достигнул Лондона, ему приходилось к тому же еще замедлятьшаг, чтоб не раздавить напиравшую массу. Она становилась все гуще, инаконец на каком-то углу, где пересекались две широкие улицы, людскиеволны прихлынули впритирку и сомкнулись вокруг. Так МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ и стоял он, немного расставив ноги, прислонясь спиной к большенному,в два раза выше него, дому на углу - это было роскошное питейное заведение сосветящейся надписью по краю крыши. Он смотрел на сновавших понизу пигмееви, уж наверное, старался как-то связать это зрелище с другими впечатлениямисвоей жизни, осознать, при чем здесь МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ равнина посреди бугров, и влюбленныеполуночники, и церковное пение, известняк, который он разламывал столько лет,инстинкт, погибель и голубые небеса... Гигант пробовал понять единство мираи отыскать в нем смысл. Он напряженно хмурил брови. Большой ручищей почесаллохматый затылок и звучно, протяжно вздохнул. - Не понимаю, - произнес он. Никто толком не разобрал его слов МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ. Перекресток гудел, звонки трамваев,упрямо пробиравшихся через массу, прорезались в этом шуме, как будто красныемаки в золоте хлебов. - Что он произнес? - Произнес - не осознает. - Произнес: "Все понимаю!" - Произнес: "Сломаю". - Вроде бы этот дурак не сломал дом, еще усядется на крышу! - Чего вы копошитесь, мелюзга? Что вы здесь делаете МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ? Кому вы необходимы? Ятам, в яме, ломаю вам известняк, а вы здесь чего-то копошитесь, - для чего?На что все это необходимо? При звуке его необычного звонкого голоса, который когда-то в ЧизингАйбрайте отвлекал школьников от уроков, массу взяла оторопь, и она былоумолкла, но позже разразилась новейшей бурей кликов. - Речь МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ! Речь! - завопил некий шутник. Что он такое гласит? - вот что занимало всех; многие убеждали: конечноже, он просто опьянен! Опасливо, гуськом, пробирались в массе омнибусы. "Эй, с дороги!" -орали кучера. Подвыпивший южноамериканский матрос лез ко всем и каждому ислезливо спрашивал: "Ну чего ему нужно?" В один момент над массой, перекрываяшум, взмыл МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ пронизывающий вопль: старьевщик с высохшим темным лицом,восседая в собственной телеге, голосил: - Пшел вон, орясина! Убирайся, откуда пришел! Дубина ты стоеросовая,чертово пугало! Не видишь, что ли, от тебя лошадки шарахаются! Пшел вон!Порядку не знает, бестолочь, прет, куда не нужно, хоть бы кто вбил ему вбашку!.. А над МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ всем этим столпотворением растерянно застыл юный гигант: онуже не пробовал гласить, только смотрел круглыми очами и чего-то ожидал. Скоро из переулка строем в затылок вышел маленький отряд озабоченныхполицейских; они двинулись через дорогу, обычно лавируя посреди экипажей. - Осади вспять! - доносились до Кэддлса их голосишки. - Попрошу незадерживаться! Проходите МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ, проходите! Позже оказалось, что одна из этих синих фигурок молотит егодубинкой по ноге. Он поглядел вниз - фигура гневно размахивала руками вбелых перчатках. - Чего вам? - спросил он, наклоняясь. - Тут нельзя стоять! - орал инспектор. - Не стой тут, - повторилон. - А куда мне идти? - Домой, в свою деревню. На место неизменного жительства. Словом,уходи. Ты МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ нарушаешь движение. - Какое движение? - На шоссе. - А куда все они идут? И откуда? Зачем это? Собрались здесь все вокругменя. Чего им нужно? Что они делают? Я желаю осознать. Мне надоело махатькайлом, и я всегда один. Я ломаю известняк, а они для меня что делают? Яхочу знать МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ, вот вы мне и объясните. - Ну не взыщи, мы тут не для того, чтоб дискуссии говорить. Моедело смотреть за порядком. Проходи не задерживайся. - А вы не понимаете? - Проходи, не задерживайся - честью требуют! И мой для тебя совет:убирайся-ка ты восвояси. Мы еще не получали особых инструкций, атолько ты МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ нарушаешь закон... Эй, вы! Дайте дорогу! Дайте дорогу! Мостовая слева от него услужливо опустела, и Кэддлс медлительно двинулсявперед. Но сейчас язык у него развязался. - Не усвою, - бурчал он. - Не усвою. Он обращался к массе - она валила за ним по пятам, беспрестанноменяясь, подходилда с боков. Речь его была отрывиста и несвязна МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ: - Я и не знал, что есть на свете такие места! Что вы все здесь делаетедень-деньской? И зачем это все? Зачем это все, и к чему здесь я? Сам того не ведая, он пустил по свету новые ходкие словечки. Еще долгомолодые острословы забавно спрашивали друг дружку: "Эй, Гарри МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ! Зачем этовсе? А? Зачем все это непотребство?" В ответ раздавался взрыв острот, по большей части не слишкомпристойных. Из применимых для общего использования самыми ходкими оказались:"Заткнись ты!" и презрительное: "Пшел вон!" Вошли в обиход ответы и похлестче. Чего он находил? Он стремился к чему-то, чего не мог ему дать мирпигмеев МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ, к некий собственной цели; пигмеи мешали ему достигнуть ее либо хотя быразглядеть; ему так и не судьба было ее узреть. Страстная жажда общениясжигала этого одинокого неразговорчивого гиганта; он тосковал по обществу себеподобных, по делу, которое полюбил бы и которому мог бы служить, искалблизких - кого-нибудь, кто указал МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ бы ему понятную и полезную цель в жизнии кому он рад был бы повиноваться. И поймите, тоска эта была немая,бессловесная; она гневно бурлила у него в груди, и, даже встреть онсобрата-великана, чуть ли он смог бы высказать все это словами. Что онзнал в жизни? Тупое однообразие деревенских будней, обыденные МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ разговорынемногословных фермеров; все это не отвечало и не могло ответить самымничтожным из его циклопических запросов. Немыслимый простак, он ничего незнал ни о деньгах, ни о торговле, ни о других хитросплетениях, на которыхзиждется общество малеханьких людишек и все их существование. Он жаждал...но, чего бы он ни жаждал МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ, ему не судьба было эту жажду утолить. Весь денек и всю ночь напролет он шел и шел, уже голодный, но все ещенеутомимый; он лицезрел, как на различных улицах движется разный транспорт, ивновь и вновь пробовал понять, чем все-таки заняты эти крошечные деловитыекозявки. Для него все это было только сумятицей и путаницей МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ... Молвят, в Кенсингтоне он вынул из коляски какую-то леди внаимоднейшем вечернем платьице и пристально оглядел ее от шлейфа до голыхлопаток, а позже с глубочайшим вздохом, хоть и достаточно небережно, водворил наместо. Но за точность этих слухов я не ручаюсь. Чуть не битый час онстоял в конце Пикадилли МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ и следил, как люди дрались за места в омнибусах.К концу денька он какое-то время маячил над стадионом Кеннингтон Овал, глядяна крикет, но тысячные толпы, околдованные этим таинственным для негозрелищем, даже не увидели гиганта, и он, тяжело вздохнув, побрел далее. Незадолго до полуночи он опять попал на площадь МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ Пикадилли и увиделсовсем иную массу. Эти люди очевидно были очень озабочены, торопились занятьсячем-то допустимым, а может быть, и тем, что не допустимо (а почему - богвесть). Они пялили на него глаза, на ходу издевались над ним, но шли мимо,не задерживаясь. Повдоль запруженного пешеходами тротуара нескончаемымпотоком тянулись по МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ мостовой наемные экипажи, извозчики плотоядным взглядомвыискивали для себя седоков. Люди входили и выходили из дверей ресторанов,одни приличные, принципиальные, озабоченные, другие радостные либо разнеженные, третийуж такие настороженные и чуткие, что их не обсчитал бы и самыйпродувной официант. Стоя на углу, юный гигант приглядывался ко всейэтой суете. - Зачем это все МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ? - с тоской спрашивал он звучным шепотом. - Длячего? Все они такие суровые, такие занятые, а я ничего не понимаю. В чемтут дело? Он лицезрел то, чего никто тут не замечал: как жалки отупевшие отпьянства накрашенные дамы, которые часами маячат на углу, и несчастныеоборванцы, что крадутся повдоль водостоков, как неописуемо пуста и никчемнався МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ эта кутерьма. Пустота и никчемность. Им всем было невдомек, к чемустремится этот гигант, этот призрак грядущего, ставший у их на дороге. Напротив, высоко в небе, то вспыхивали, то угасали загадочные знаки;умей Кэддлс читать, они поведали бы ему, как узки людские интересы,как ничтожно все, к чему стремятся и МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ чем живут эти козявки. Сначалапоявлялось пламенное: "В", потом последовало "И": "ВИ". Потом "Н": "ВИН" -и в конце концов в небе полностью загорелась веселая известие для всех, кто подавленбременем жизни: ВИНО ТАППЕРА Даст ВАМ БОДРОСТИ! Миг - и все пропало во мраке, а позже на месте этой надписи МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ так жепостепенно, по одной буковке, обозначилось 2-ое всеобщее утешение: МЫЛО "Краса"! Заметьте: не просто моющее хим средство; но некоторый, так сказать,эталон. А вот и 3-ий кит, на котором лежит вся мелочная жизнь пигмеев: ЖЕЛУДОЧНЫЕ Таблетки ЯНКЕРА! Больше ничего нового не возникало. В черную пустоту одна за другойопять выстреливались огненно-красные буковкы МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ, выводя те же слова: ВИНО ТАП... Уже глубочайшей ночкой юный Кэддлс, разумеется, пришел под холодную сеньРиджент-парка, перескочил через ограду и прилег на поросшем травкой склоне,недалеко от зимнего катка. Тут он часок вздремнул. А в 6 утравидели, как он говорил с некий нищенкой: вынул ее из канавы, гдеона спала МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ, и напористо допытывался, зачем она живет на свете... Днем на 2-ой денек скитаний по Лондону настал для Кэддлса роковойчас. Его победил голод. Некое время он в нерешительности смотрел, какгрузили повозку жарким, ароматным хлебом, а позже тихонько погрузился наколени - и начался грабеж. Покуда пекарь бегал звать полицию, Кэддлсочистил всю повозку МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ, а потом большая рука просунулась в булочную иопустошила прилавки и полки. Он набрал побольше хлеба и, не переставаяжевать, пошел по другим лавкам, выглядывая, чего бы еще перехватить. Атогда как раз (не в первый раз) пришла для англичан нехорошая пора: работыникакой не отыщешь, съестное не по кармашку, - и МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ обитатели того квартала дажесочувственно смотрели на гиганта, который смело брал вожделенную для всех,но труднодоступную пищу. Они хвалебно хлопали, смотря, как он завтракает, идружно засмеялись глупой гримасе, которой он повстречал полицейского. - Я был голодный, - растолковал он с набитым ртом. - Браво! - ревела масса. - Браво! Но когда он принялся за третью МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ пекарню, уже человек 10 полицейскихстали дубасить его по икрам. - А ну-ка, милейший, пойдем отсюда, - произнес ему один. - Теберазгуливать не полагается. Пойдем, я отведу тебя домой. Его очень старались арестовать. Молвят, по улицам разъезжала, гоняясьза ним, повозка с якорными цепями и канатами, - они должны были при арестезаменить наручники. Тогда МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ его еще не собирались убивать. - Он не участвует в комплоте, - заявил Кейтэрем. - Я не желаю, чтоб моируки окровавила кровь невинного. - И прибавил: - Пока не будут испробованывсе другие средства. Поначалу Кэддлс не осознавал, чего от него желают. А когда сообразил, топредложил полицейским не дурачиться и, обширно шагая, пошел прочь - гдеуж МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ им было его догнать. Булочные он ограбил на Хэрроу-роуд, но в два счетапересек Английский канал и очутился в Сент-Джонс-вуд, сел в чьем-тосаду и начал колупать в зубах; здесь на него и напал 2-ой отрядполицейских. - Да отвяжитесь вы от меня! - гаркнул он и неуклюже затопал через сады,вспахивая ногами МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ поляны и опрокидывая заборы; но мелкие рьяныеслужители порядка не отставали, пробираясь кто садами, кто проезжейдорогой. У 2-ух либо 3-х были ружья, но их не пускали в ход. Позже Кэддлсвыбрался на Эджуэр-роуд - тут масса была уже настроена совершенно по-иному иконный полицейский наехал гиганту на ногу, но МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ в заслугу за такое усердиетотчас был выбит из седла. Кэддлс обернулся к затаившей дыхание массе. - Отвяжитесь вы от меня! Что я вам сделал? К этому времени он был безоружен, потому что запамятовал кайло в Риджент-парке.Но сейчас бедолага, видно, сообразил, что ему необходимо хоть какое-то орудие. Онвернулся к МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ товарным складам Большой Западной стальной дороги, выворотилвысоченный фонарный столб и вскинул на плечо, точно огромную булаву. Тутон снова завидел собственных раздражающих преследователей, повернул вспять поЭджуэр-роуд и угрюмо зашагал на север. Он дошел до Уотэма, вновь повернул на запад и снова двинулся к Лондону,миновал кладбища, перевалил через бугор Хайгейта МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ - и посреди денька переднимснова раскинулся большой город. Тут он свернул в сторону и сел вкаком-то саду, опершись спиной о стенку дома; отсюда ему был виден весьЛондон. Он тяжело дышал, лицо его потемнело - и люд больше не толпилсявокруг, как впервой; люди попрятались в примыкающих садах и осторожнопоглядывали МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ на него из укрытий. Они уже знали, что дело куда серьезнее,чем казалось поначалу. - Чего они ко мне привязались? - ворчал юный гигант. - Нужно же мнепоесть. Чего они никак не отвяжутся? Так он посиживал, грыз кулак и угрюмо глядел на лежащий понизу город. Послевсех блужданий на сердечко накипало: душили вялость, тревога МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ,растерянность, бессильный гнев. - Делать им нечего... - шептал он. - Делать им нечего. Нипочем неотвяжутся, так и путаются под ногами. А все от нечего делать, - повторялон опять и опять. - У-у, козявки! Он с ожесточением кусал пальцы, лицо его стало темнее тучи. - Работай на их, маши кайлом! - шептал он. - Они МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ всюду хозяева! А яникому не нужен... деваться некуда. И вдруг гортань ему перехватило от ярости: на ограде сада показалась ужезнакомая фигура в голубом. - Отвяжитесь вы от меня! - гаркнул гигант. - Отвяжитесь! - Я должен исполнить собственный долг, - ответил полицейский; он был бледен,но очень решителен. - Отвяжитесь вы! Мне тоже нужно жить! Мне МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ нужно мыслить. И нужно есть. Иотвяжитесь вы от меня. Небольшой полицейский все посиживал верхом на стенке, подступиться поближе онне решался. - На другими словами закон, - произнес он. - Не мы же его придумали. - И не я, - сделал возражение Кэддлс. - Это вы, козявки, навыдумывали, менятогда к тому же на свете не МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ было. Знаю я вас и ваши законы! То делай, того неделай. Работай, как окаянный, либо помирай с голоду - ни для тебя пищи, ниотдыха, ни крова, ничего... А еще гласите... - Я здесь ни при чем, - произнес полицейский. - Как да почему - это пускайтебе другие объяснят. Мое дело исполнять закон. - Он МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ перекинул черезстену вторую ногу и приготовился спрыгнуть вниз; за ним показались ещеполицейские. - Послушайте, я с вами не ссорился. - Кэддлс ткнул худеньким пальцем вполицейского, краска сбежала с его лица, и он прочно стиснул в рукеогромную металлическую булаву. - Я с вами не ссорился. Но лучше отвяжитесь! Полицейский старался держаться тихо, будто бы МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ все это в порядкевещей, и, но, осознавал: происходит страшное и неисправимое. - Где приказ? - обратился он к кому-то из стоявших сзади, и ему подаликлочок бумаги. - Отвяжитесь вы, - повторил Кэддлс; он выпрямился, весь подобрался,смотрел угрюмо и зло. - Тут написано, что ты должен возвратиться домой, - произнес полицейский,все еще не МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ начиная читать. - Иди вспять в свою каменоломню. Не то будетхудо. В ответ Кэддлс зарычал что-то непонятное. Тогда бумагу прочли, и офицер сделал символ рукою. На гребне стеныпоявились четыре вооруженных людей и с нарочитой невозмутимостьювыстроились в ряд. На их была форма стрелков из отряда по борьбе скрысами. При виде МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ ружей Кэддлс пришел в ярость. Он вспомнил жгучие уколыот фермерских дробовиков в Рекстоне. - Вы желаете стрелять в меня из этих штук? - спросил он, показываяпальцем на ружья, и офицер представил, что гигант ужаснулся. - Если ты не вернешься в собственный карьер... Он не договорил и кубарем скатился со стенки, спасаясь МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ от неминучейсмерти: большой металлический столб, вскинутый могучей рукою на высотушестидесяти футов, с размаху опускался прямо на него. Бац! Бац! Бац! -грохнули залпы из винтовок, рассчитанных на большого зверька. Трах -рассыпалась стенка от ужасного удара, полетели комья взрытой,развороченной земли. И еще что-то взлетело совместно с землей, что-то алоебрызнуло МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ на руку одному из людей с винтовками. Стрелки кидались изстороны в сторону, увертываясь от ударов, и храбро продолжали стрелять набегу. А юный Кэддлс, уже два раза простреленный, топтался на месте иозирался, не понимая, кто так больно жалит его в спину. Бац! Бац! Дома,беседки, сады, люди, что опасливо выглядывали МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ из окон, - все это вдругстрашно и неясно заплясало перед очами. Он спотыкнулся, сделал триневерных шага, взмахнул собственной большой булавой и, выронив ее, схватился загрудь. Острая боль пронзила его насквозь. Что это у него на руке, горячее и влажное?.. Один местный обитатель, глядевший из окна спальни, лицезрел: великаниспуганно поглядел на МОЛОДОЙ КЭДДЛС В ЛОНДОНЕ свою ладонь - она была вся в крови, - сморщился,чуть ли не плача, позже ноги его подкосились, и он упал на землю - первыйпобег огромной крапивы, с корнем вырванный жесткой рукою Кейтэрема, ноотнюдь не тот, который новенькому премьер-министру хотелось выполоть преждевсего.
moloko-i-molochnie-produkti-chto-mozhno-a-chto-nelzya.html
moloko-molochnie-produkti.html
molokom-travyanim-ya-tebya-prepoyasal.html