Молодость Художественного театра 14 глава

Молодость Художественного театра 14 глава

Афиши о перемене начали расклеиваться в пн около 12-ти часов денька. На этих афишах поперек, красноватыми знаками, по обычаю германских театров, было написано: «По желанию его величества». А к трем часам в кассе на этот вечер на новый спектакль уже не было ни 1-го билета. 1-ый настоящий полный сбор.

Вильгельм был и Молодость Художественного театра 14 глава с императрицей и с наследственным царевичем. Императрица уже лицезрела «Царя Федора» ранее.

«Императрица настолько не мало гласит о вашем театре, что я произнес: я тоже желаю посмотреть».

Он был в российской военной форме. Очевидно, присутствовало на спектакле и все российское посольство. По окончании спектакля Вильгельм с Молодость Художественного театра 14 глава некий, разумеется, присущей ему франтоватостью, высказал, нужно дать ему справедливость, меткие замечания о российском сценическом искусстве: «Искусство без жестов». «Никогда не мог мыслить, что на сцене можно гласить так просто». «Никогда не представлял для себя, что театр может ярко поменять мне несколько томов истории». «Этих глаз королевы я, должно быть Молодость Художественного театра 14 глава, не забуду во всю жизнь. (У Савицкой были примечательные глаза.) И этого нищего на паперти (Бурджалова)». «Нельзя представить для себя ничего трогательнее этого безвольного царя. Но у него реальная мудрость» (разговор шел по-французски).

Лицо императрицы сияло ухмылкой радости.

«Это я вам его привезла», прошептала она.

«Это я Молодость Художественного театра 14 глава вам его привез», произнес представитель российского посольства, сейчас прочно пожимая нам руки.

«Это я вам его привез», произнес граф, российский приближенный к Вильгельму, приглашая нас позже с ним в какое-нибудь кафе.

«Это я устроил», произнес счастливый владелец театра Бонн.

Сейчас уже все оказывались нашими друзьями.

Точно по мановению магического жезла, к Молодость Художественного театра 14 глава театру не только лишь переменилось отношение российского посольства, но {231} и всей германской публики. С этого денька сборы пошли практически безпрерывно полные. К огорчению, оставалось всего шесть-семь спектаклей.

В острые периоды переживаний театра вся труппа и пайщики со Станиславским во главе оказывали мне самое обширное доверие. Время от Молодость Художественного театра 14 глава времени я советовался, время от времени меня спрашивали, но, обычно, ожидали моих распоряжений. Потому все вещественные заботы этой поездки я нес один.

Положение было тяжелое. Для того, чтоб ехать из Берлина в другие городка, было надо заранее запасаться там театрами, заключать условия, а для того, чтоб заключать условия, было Молодость Художественного театра 14 глава надо иметь уверенность, что средств на последующую поездку хватит.

Я уже съездил в Дрезден и в Прагу, чтоб поглядеть театры и лично повидаться с местными дирекциями, завел переговоры с Парижем и вот‑вот ожидал приезда оттуда представителя для заключения договора. Но поедем мы туда либо повернем оглобли домой, я наверняка Молодость Художественного театра 14 глава не знал. И мучительно старался угадать будущее, чтобы оценить степень риска.

Меж тем, наши актеры усердно воспользовались Берлином. Тогда он еще не был Grosse Berlin[98], еще не перебросился за Tiergarten[99]; улицы Kurfürstendamm и Tauentzienstrasse[100] еще не вытеснили Friedrichstrasse и Unter den Linden[101]; но театров, магазинов, ресторанов, кафе Молодость Художественного театра 14 глава и развлечений было в полную чашу на всякие требования — и на широкие, и на умеренные. А в Берлине, как и в Петербурге, как и позже всюду, в Дрездене, в Лейпциге, по всей Европе, в Америке, — всегда находились увлеченные театром мещанины, которым доставляло гигантскую удовлетворенность повытрепываться местными достопримечательностями, а Молодость Художественного театра 14 глава посреди их далековато не последнюю роль игрались профессиональные кабаре, «знаменитые» кабачки либо особые блюда и вина. В особенности умели оценить все это Москвин, Книппер, Качалов, Вишневский, Лужский, Грибунин, Александров. Они же в особенности и были нарасхват.

{232} В один прекрасный момент Москвин и Вишневский произнесли мне, что со мной требуют знакомства Молодость Художественного театра 14 глава два юных москвича. Богатые холостяки, жаркие фанаты Художественного театра. Когда в Москве распространился слух, что Художественный театр уезжает за границу, они произнесли для себя: «Поедем за ними. Так и будем ездить, — куда Художественный театр, туда и мы». Они даже не имели в театре никого знакомых, познакомились уже в Берлине.

Это Молодость Художественного театра 14 глава были Тарасов и Балиев, два друга, которых могла разлучить только погибель.

Тяжело повстречать более законченный тип роскошного, симпатичного, в меру умеренного и в меру дерзкого денди.

Совсем не подделывается под героев Оскара Уайльда, но принуждает вспомнить о их. Вообщем не подделывается ни под какой тип, сам по для себя Молодость Художественного театра 14 глава: прост, искренен, мягок, нежен, даже нежен, но смел; ко всему, на каждом шагу подходит со вкусом, точно пуще всего опасается вульгарности.

Его друга Балиева все знают под именованием «Никиты Балиева». В ту пору он был еще совершенно не раскрывшийся, еще только «собирал мед», следил, изощрял свое остроумие, копил Молодость Художественного театра 14 глава материал для грядущего творчества.

Впервой ко мне пришел один Балиев. И когда ощутил, что знакомство состоялось, очень осторожно заговорил о вещественной стороне нашей поездки. Я искренно сказал, что, невзирая на большой фуррор и заманчивые перспективы с одной стороны, а с другой — на тоскливое возвращение домой ранее времени Молодость Художественного театра 14 глава, придется ворачиваться.

— А сколько необходимо, чтоб театр расслабленно продолжал поездку?

— Для того, чтоб в случае беды не очутиться в гнусном положении? Тыщ 30.

— А если б вам их предложили? Тарасов и я?

Это было так внезапно, повеяло таковой сказкой, что я не сходу ответил:

— На каких критериях?

— Ни на каких.

— В Молодость Художественного театра 14 глава долг, без процентов?

— Да нет, какие там проценты? И не в долг. Потеряете — пропадут, ан нет — останутся у вас в деле.

— Другими словами, вы вступите к нам в пайщики?

{233} — Это как желаете. Как вам будет удобнее, так и сделаете.

Ну, как не бабушка ворожила театру?

Когда при встрече с Тарасовым я Молодость Художественного театра 14 глава начал благодарить его, он с пикантным беспокойством не отдал мне договорить.

Около 30 лет прошло со времени этого свидания — в конторе Berliner Theater на Scharlottenstrasse. Тарасов издавна кончил расчеты с собственной недлинной жизнью «блуждающих огней», Балиев издавна стал знаменитостью, Художественный театр перебежал через все стадии революции, уже кует новый Молодость Художественного театра 14 глава репертуар и новейшую жизнь, и для него сейчас эти два фланирующих богатых москвича — классовые неприятели, — и все-же вспоминается то чувство бодрости и жизнерадостности, какое обхватило всех нас тогда, в эти деньки юности Художественного театра.

Средства эти остались целы. Предстоящая поездка окупила все расходы и отдала возможность возвратиться Молодость Художественного театра 14 глава в Москву, и у нас уже были средства, с чем продолжать дело.

Все театральные люди Берлина начали уговаривать нас остаться еще на целый месяц. Но, во-1-х, мы были уже законтрактованы в другие городка, а во-2-х, для нас показать наше искусство в может быть большем количестве городов Молодость Художественного театра 14 глава было важнее вещественной стороны даже в такую дурную для нас пору. В Берлине было сыграно 30 спектаклей. Последний уже был полным триумфом театра. За два денька не было ни 1-го места. Аплодисменты не прерывались весь вечер, говорились речи А на другой денек большая масса провожала театр на вокзал, где снова подавались венки и Молодость Художественного театра 14 глава гласили речи. Пребывание в Берлине было отмечено еще несколькими обедами, данными труппе театра.

В мемуарах об этом полуторамесячном пребывании в Берлине большой театральной семьи, тем паче дружеской, чем больше она была оторвана от родины, мерцает огромное количество маленьких различных картин — и веселых, и тревожных, и смешных, и печальных. Довольное Молодость Художественного театра 14 глава, торжествующее честолюбие сталкивалось с тем, что было надо жить очень экономично, почти во всем для себя отказывать. «Культурные достижения» Германии веселили, но многие из наших оставили свои семьи {234} в Москве и тосковали. Наш наистарейшем член труппы и общий любимчик Артем не желал ничего глядеть и убеждал, что Молодость Художественного театра 14 глава немцы только притворяются, как будто не понимают по-русски, упрямятся из шовинизма. И тосковал по русскому самовару. Один из артистов, несших более тяжкий груз, находился в тревожном ожидании известий из Москвы и с особым подъемом играл в тот вечер, когда получил от супруги телеграмму:

«Родила для тебя здорового сына Молодость Художественного театра 14 глава».

А впереди еще предстояло много городов, новых воспоминаний и напряженного труда для новых завоеваний, и неизвестность, неизвестность…

Когда мы ехали из Берлина, то одно чувство обхватывало всех: куда мы несемся? Куда в место несет нас этот Schnellzug[102]? И только поэтому это чувство было бодреньким и проникнутым верой, что оно Молодость Художественного театра 14 глава было молодо и единогласно.

Глава восемнадцатая

Еще в первой половине пребывания в Берлине, когда фуррор театра ясно обусловился, начали получаться предложения из других городов. Здесь же обнаружилось, что дело переездов просит специальной сноровки, и нельзя обойтись без какого-либо опытнейшего «импресарио». Я сошелся со Штейном, сейчас погибшим.

Это был не совершенно обыденный Молодость Художественного театра 14 глава тип обыденного за границей театрального агента. Маленькая контора вся в пестрых плакатах и афишах, груда заготовленных договоров, связи с агентурами европейских центров, беспрестанные «hallo!»[103] со всеми городками Германии и Австрии, с жд конторами и пр. Главное поле деятельности — кафешантаны всего мира. Клиенты — сплошь «директора» «Аполло», «Альгамбры» и т Молодость Художественного театра 14 глава. п. и всех родов этуали, жонглеры, гимнасты.

Но Штейн гордился тем, что он возил по Германии Дузе и Сарру Бернар.

Нам он сам себя предложил. Он увлекся Художественным театром с таковой искренностью, которую можно было бы заподозрить, если б он не обосновывал собственного {235} увлечения на самом деле Молодость Художественного театра 14 глава. Когда он гласил о том, что его пленило в нашем искусстве, когда он знакомился с тем либо другим из наших артистов, он проявлял столько сердечности, как будто в работе для нас находил очищение от каких-либо грехов. Лет сорока, русый, с мягенькими манерами, всегда тихий и предупредительный, он совершенно не напоминал Молодость Художественного театра 14 глава свою необъятную кафешантанную клиентуру. Он забросил свою контору и не выходил из нашей. Поначалу он предлагал только устроить нам техно часть наших переездов, но позже решил ехать с нами сам.

«Так нельзя. Вы делаете один то, что должны делать 6 человек», гласил он мне.

Гонорар, который он спросил, чуть ли покрывал Молодость Художественного театра 14 глава его личные расходы. Да и от роста гонорара он отказался.

«Вы не волнуйтесь. Вы, российские, всегда ищете, чем волноваться. Для меня везти ваш театр будет рекламой. Она расширит мое дело».

Директором Дрезденского Царского театра был граф Зейбах, а «драматургом» — Мейер. При всяком германском и австрийском театре имеется так именуемый Молодость Художественного театра 14 глава «драматург театра». Он управляет репертуаром, а время от времени режиссирует.

Они предложили театру приехать лишь на два спектакля, привезти «Царя Федора» и «На дне», но мы заявили, что без «Дяди Вани» театр приехать не может. Граф отрешался от «Дяди Вани», мы настаивали. Тогда он предложил три спектакля.

Как людей Молодость Художественного театра 14 глава практики, всякий антрепренер, естественно, именовал бы нас безумцами, расточителями… Заурядно поездки гастролеров устраиваются так: днем приезжают, вечерком — спектакль. А мы приехали в Дрезден и отыскали необходимым дать всем участникам поездки три денька свободных, чтоб они могли просто изучить известную Дрезденскую галерею с Мадонной Рафаэля, Саксонский музей Молодость Художественного театра 14 глава, старенькый город, все, что могут повстречать себе любопытного.

Устроиться в новеньком театре было еще легче, чем в Берлине. Большой радостью было войти в красивый театр с потрясающе оборудованной сценой.

Перебирая в памяти огромное количество европейских театров, {236} в каких нам приходилось наспех устраиваться, о дрезденском вспоминаешь с особой благодарностью. Чуть ли это Молодость Художественного театра 14 глава не единственный театр, где люди задумывались столько же об удобствах публики, сколько и об удобствах актеров и так именуемой монтировочной части, т. е. о достаточном количестве уборных, о добротных помещениях для костюмерной и бутафорской и о таковой сцене, на которой не было бы тесновато. Всюду архитекторы больше задумываются об Молодость Художественного театра 14 глава украшениях в зале и фойе, чем об удобствах за кулисами.

Какой-то из них растолковал мне эту тайну.

«Когда конструктор берется строить театр, он делает для себя рекламу. Согласитесь сами, у кого же ему находить рекламы: у десятка-другого актеров и режиссеров либо у тыщ, сотен тыщ Молодость Художественного театра 14 глава публики?..»

Когда я смотрю за ростом актерской личности у нас дома, я вспоминаю, как у нас заблуждались, думая, что в Германии, в Австрии, во Франции, в Америке дела бизнесменов либо директоров к своим актерам отличаются утонченностью. В огромном большинстве, в подавляющем большинстве это противнейший лавочнический тон. Наилучшая уборная — примадонне, наилучшая Молодость Художественного театра 14 глава мужская — премьеру; тут и ковры, и зеркала, и мебель из «богатых» пьес. Большой шикарный кабинет — государю директору. На этом все заботы кончаются. Другие члены труппы ютятся в запущенных закоулках, а для «статистов» — огромные, прохладные, не ремонтирующиеся 10-ки лет стойла, с малеханькими, гнусными зеркалами.

Каприз примадонны либо героя принудит всех ходить Молодость Художественного театра 14 глава на цыпочках, а на протест вторых и третьих персонажей так зыкнут, что, пожалуй, и место потеряешь.

От Дрездена остался в памяти еще любознательный факт. Когда рабочим театра в числе сорока человек пообещали наградные, то они уклонились: «Мы знаем, когда приезжает истинное искусство, и знаем, с кого нужно получить лишнее». Мы Молодость Художественного театра 14 глава задумывались, что это только прекрасная фраза. Но когда по окончании спектаклей наградные были предложены, то они решительно и единодушно отказались. Не много того, они каждый денек угощали наших рабочих и водили их по городку. Нам ничего не оставалось, как внести известную сумму в их кассу взаимопомощи Молодость Художественного театра 14 глава.

{237} Слава Moskauer Künstlerisches Theater[104] уже сделала свое: в Дрездене все три спектакля театр был практически полон. К удивлению гр. Зейбаха, — в чем он признался, — наибольший художественный фуррор выпал на долю «Дяди Вани».

… В час откровения молчит критика. Ей нечего больше находить и добиваться, ей нечего делать. Она может только ликовать и Молодость Художественного театра 14 глава гордиться, что была свидетельницей этого вечера художественного и священного экстаза. Мы будем держать в голове об этом вечере, как о величавом чужом, редчайшем человеке, который пришел к нам с большенными, ясными детскими очами и пожал нам руки, которого мы сходу сообразили, потому что он отыскал гармонический отзвук в Молодость Художественного театра 14 глава нашей тоске…

… Актеры и критики, декораторы и режиссеры, живописцы и большая публика, все смогли чему-нибудь научиться на этих российских гастролях и на их, и вкупе с ними сами выросли. Одно мы непременно узнали на этих спектаклях, и что, может быть, самое главное, — что сила реализма на сцене еще Молодость Художественного театра 14 глава длительно не потухнет…

… Для зрителя навечно останутся незабываемыми большие по силе воспоминания от этого искусства таковой же высокой внутренней правды, как и высокой правды наружной…

Лейпциг…

Сильно много российской молодежи…, необыкновенно гулкой…, очень жаркой…

Всего два спектакля, оба с полнейшими сборами…

После второго — человек 500 водили наших артистов со Молодость Художественного театра 14 глава Станиславским по городку, типичная ночная демонстрация, закончившаяся около известного Гетевского кабачка…

Прага…

Те из наших, у кого родные остались в Москве, тут точно вдруг вздохнули свободной грудью. В течение прошлых 2-ух месяцев они радиво несли свои {238} обязанности, радовались успехам, принимали воспоминание новизны, но точно некий духовный клапан был у Молодость Художественного театра 14 глава их наглухо закрыт. Чувство, что они не дома, никогда не покидало их. И это чувство затрудняло работу и как будто присушивало радости фуррора и воспоминаний. В Праге же явилась иллюзия родины…

Чешский государственный театр именуется «Narodny Divadlo».

Это — огромное, шикарное здание, с большой сценой, — театр, гордый тем, что выстроен Молодость Художественного театра 14 глава на традиционные средства, методом пожертвований. С гордостью подчеркивали, что правитель Франц-Иосиф участвовал в серьезной сумме всего-навсего в 20 5 тыщах крон (10 тыщ рублей по тогдашнему курсу).

При том угнетенном положении, какое занимали в Австро-Венгрии чехи, театр сосредоточивал внутри себя практически всю национальную жизнь, то чуть ли не единственное учреждение Молодость Художественного театра 14 глава, в каком свободно лился государственный язык. Тут, как в клубе, объединялись все национальные силы.

Театр управлялся комитетом. Админами тогда были: директор Шморанц и «драматург театра» Квапиль. Его супруга занимала положение первой актрисы, занимала с полным правом таланта. Цены на места были низкие, и к увеличению их комитет относился очень ревниво Молодость Художественного театра 14 глава.

Мои начальные переговоры месяц вспять не привели ни к чему. Не было никакой способности везти труппу туда, где полный сбор не достигал половины наших расходов. А прирастить цены комитет не разрешал.

Но вот на одном из последних спектаклей в Берлине получаю депешу от Шморанца с просьбой Молодость Художественного театра 14 глава резервировать ему три места. Он приехал с Квапиль и его супругой поглядеть на наши спектакли. Игрались «Три сестры». Еще до конца спектакля заработал телефон с Прагой, и к концу вопрос был решен, повышение цен было разрешено.

Нам самим очень хотелось поехать; примешивался к спектаклям политический привкус; было сладкое чувство Молодость Художественного театра 14 глава здорово подразнить кого-либо из творящих несправедливость.

Художественному театру была устроена красивая встреча. Если б не сохранились фотографические снимки, то тяжело было бы поверить. На улице и на вокзале {239} собралась масса в несколько тыщ человек, приветствовавшая нас цветами, кликами, маханием платков. Приехали в одиннадцать часов утра. Около часу основным персонажам труппы Молодость Художественного театра 14 глава были нанесены визиты, а в 5 часов все участвовавшие в поездке были приглашены на раут. Здесь собрались представители чешского общества. Наряженные туалеты, цветочки, обширное и искреннее гостеприимство, — и российский самовар. Артем, неописуемо тосковавший по Москве, молчком постоял перед этим самоваром минуту-другую, не спуская с него глаз, и беззвучно зарыдал Молодость Художественного театра 14 глава.

Чехи дорожат историческими монументами собственной старины и пристально приготовились ознакомить мае с ними. Для этой цели все участвовавшие в поездке были разбиты на несколько групп, к каждой группе был приставлен какой-либо из юных ученых либо профессоров.

Меня и Станиславского поручили доктору Иержабеку. Лет 30 6, воспоминание глубочайших глаз, большой задумчивости Молодость Художественного театра 14 глава и необычной, полной реального трепета, преданности науке и собственной родине. Осмотру городка и знакомству с его историей было посвящено два денька и позже еще по нескольку часов по утрам. Иержабек заражал нас собственной любовью ко всему, что демонстрировал. Он останавливал наше внимание на каждой детали. По полчаса Молодость Художественного театра 14 глава выдерживая перед каким-либо «настоящим барокко», говорил подробную историю каждой улицы, дворцов, памятников, вводил вовнутрь стариннейших, крохотных, практически кукольных четырехэтажных домиков, с трепетом разъяснял тюрьмы-ямы, куда кидали когда-то живыми… И темно становилось от его взволнованного тона, от нескрываемого угнетенного чувства отпрыска порабощенной родины.

В Праге не считая Молодость Художественного театра 14 глава Narodny Divadlo был и германский театр, субсидируемый австрийским правительством. Как будто в пику спектаклям Художественного театра либо чтоб отвлечь германцев, наряду с нашими спектаклями, там давались гастроли Кайнца, кумира австрийских германцев. Но, возможно, для германцев на наши спектакли и не хватило бы мест. Мы дали всего 5 представлений, и не только лишь Молодость Художественного театра 14 глава все места, да и все проходы были переполнены.

Можно было сделать и некий подсчет тому, сколько было германцев. Наши Textbücher берлинские были {240} переведены и изданы на чешском языке. В кассе продавались и те, и другие. По вырученной цифре видно было отношение проданных чешских экземпляров и германских Молодость Художественного театра 14 глава, как девяноста 5 к 5.

На другой вечер после нашего приезда, в Narodny Divadlo был устроен спектакль gala[105] «в честь прибывших славянских гостей».

Была дана государственная опера Сметаны «Prodana nevesta»[106]. Участвовали все наилучшие силы оперы и балета. Это был красивый спектакль.

А на сцене деньком все старались, как могли, посодействовать нашей технической части. Последняя Молодость Художественного театра 14 глава картина «Царя Федора» (у Архангельского собора, панихида по Суровому) никогда не исполнялась у нас с таким подъемом, как в Праге, так как хор пел, пользуясь отсутствием нашей цензуры, то, что и следует петь на панихиде, а не необычную имитацию. Страстный любитель духовного пения, Москвин энергично занялся им Молодость Художественного театра 14 глава, а певцы исполняли с трогательной преданностью.

Только с третьего денька приезда начались наши спектакли, имевшие колоссальный фуррор.

Сколько раз за этот период времени думалось о обидной зависимости искусства от вещественных расчетов. При виде воодушевленных лиц этих зрителей, из которых огромное большая часть с очень ограниченными средствами, хотелось играть для их к Молодость Художественного театра 14 глава тому же еще, конкретно для их. Это была аудитория не случайная, не то, что собралось до 2-ух тыщ человек, у каких на сей день единственное общее чувство — энтузиазм к представлению, да еще к представлению чужой страны. Это были две тыщи объединенных одной глубочайшей, сдавленной мечтой освобождения.

У Художественного Молодость Художественного театра 14 глава театра, естественно, не было ясного, определенного политического лица, ну и как оно могло быть: сейчас в Праге перед чехами, а через некоторое количество дней — в Вене перед их покорителями. Но склонности театра были очень явны; а не считая того, возмущение против угнетателей всегда встречало в душе российского актера Молодость Художественного театра 14 глава огромное сострадание.

Пришел к нам и Крамарж, представитель государственного объединения чехов; даже нарочно приехал для этого из Вены. Еще намедни директор Шморанц гадал: {241} приедет, не приедет, должен приехать, — а в этот вечер принесся ко мне, в отведенный мне кабинет, торжествующий: пришел!

Задумывались ли мы, что когда-то это будет Молодость Художественного театра 14 глава один из наших злейших противников.

В антракте он прогуливался на сцену к актерам, к Станиславскому, приветливый, улыбающийся.

Он был с супругой. Я повстречался с ним в один прекрасный момент издавна в Москве, у нее же в салоне, когда она еще была Абрикосова. Она была урожденная Хлудова, из рода больших Молодость Художественного театра 14 глава миллионеров Хлудовых, замужем за фабрикантом Абрикосовым. Как она сама, так и ее супруг принадлежали к той категории столичных негоциантов, которые тянулись к наукам, к искусству, к политике, отчаливали обучаться за границу, в Лондон, гласили по-французски и по-английски. От одичавших кутежей их отцов и дедов, с разбиванием зеркал в ресторанах Молодость Художественного театра 14 глава, не осталось и следа.

Абрикосов, кондитерский фабрикант, участвовал в издании журнальчика философии и психологии, а у его прекрасной супруги был собственный салон. Тут можно было повстречать избранных писателей, артистов, ученых. В ее полуосвещенной гостиной раздавался хохот Влад. Соловьева, тогдашнего кумира философских кружков, — хохот, превосходный некий особой Молодость Художественного театра 14 глава стеклянностью и который мне казался всегда искусственным; в углу дивана можно было созидать этого соответствующего красавчика с длинноватыми волосами и длинноватой бородой — сколько российских актеров воспользовались его фото, когда им было надо играть очаровательного ученого.

И вот в один прекрасный момент в этом салоне появился блестящий юный политический деятель из Праги Молодость Художественного театра 14 глава. В комнате, где можно было курить, приезжий оратор, энергичный, чувствующий собственный фуррор, гласил на вопрос о том, что лучше: чтоб звонило много малеханьких колоколов либо чтоб из всех их был вылит один мощнейший колокол?

В моей памяти никогда не удерживались подробности романических историй, о которых шумели в Москве. Потому не Молодость Художественного театра 14 глава могу удовлетворить любопытство читательниц рассказом о том, как брат-славянин увлек прекрасную хозяйку столичного салона, как она вышла за него замуж и как променяла Москву на «Златую Прагу». Вобщем лето они, кажется, проводили заурядно в Крыму, в ее имении.

{242} Был устроен труппе праздничный прием в городской ратуше, банкет Молодость Художественного театра 14 глава в клубе «Слава» и блестящий ужин у председателя комитета театра Шимачека.

Весна была в полном цвете. Было горячо. Деньком силы уходили на осмотр городка, энтузиазм к которому, к его истории всегда поддерживали доктора, а вечерком — спектакль. А впереди предстояло еще завоевывать Вену.

В фойе театра, в Москве, висит Молодость Художественного театра 14 глава поднесенная тут картина «Злата Прага», вид старенькой Праги. Там же находятся подарки на память от отдельных лиц, меж иным и от представителя городка. Умеренные, чуть-чуть слащавые в собственной любезности, наши фанаты робко приносили на память кто что мог: картину собственного письма, цепь, сделанную из цельной палки, клавир государственной оперы Молодость Художественного театра 14 глава и пр., и пр.

Уезжали из Праги в 9 часов утра. На вокзале была такая масса, что многие из нас чуть протолкались к своим вагонам к самому отходу поезда.

И на вокзале еще Иержабек гласил:

«Устройте чего-нибудть, чтоб сохранить костюмчики и утварь ваших отдельных национальностей. Пройдет 10 — пятнадцать лет Молодость Художественного театра 14 глава, вы их уже не отыщите, и они погибнут для истории».

Милая Прага!

Это была та прежняя Вена, о какой современные туристы не имеют ни мельчайшего представления, — Вена наряженная, роскошная, неунывающая; с царившей тогда «венской опереткой», всюду вытеснившей французскую, с «Веселой вдовой» Легара, «Качели» которой напевали в мире; Вена незабвенных вальсов Молодость Художественного театра 14 глава Штрауса, актеров Зонненталя и Кайнца, восхитительного строения Царского театра, прекрасных «венских» экипажей; Вена — столица «Лоскутного» страны, радостных политических скандалов, прекрасных дам и сверкающих на их очами парней; Вена, оспаривавшая у Берлина право давать диплом на мировую знаменитость.

Слухи об успехах Художественного театра, естественно, дошли до нее, но венские газеты Молодость Художественного театра 14 глава повстречали нас очень осторожно; любая строчка подчеркивала, что берлинские вкусы для их совсем не неотклонимы.

Но нам нужно было захватить и Вену. Европейский фуррор был должен быть единодушным, тогда {243} только мы возвратимся в Москву триумфаторами и вернем наши убытки у себя дома, вернем хотя бы на том Молодость Художественного театра 14 глава же «Царе Федоре», который дома издавна уже закончил делать сборы.

Сказать вам на данный момент же? В последующем сезоне в Москве «Царь Федор» делал постоянные аншлаги. Это было поразительно, не правда ли?

Из Берлина мы повезли только три пьесы: «Федора», «На дне» и «Дядю Ваню». Остальное имущество выслали в Россию Молодость Художественного театра 14 глава. У нас было семь вагонов и уже до 100 человек: потому что в новых городках некогда было набирать местных служащих и репетировать с ними, мы взяли с собой берлинцев. Переезды совершались курьерским поездом.

По совету Штейна все спектакли в Вене мы продали венскому антрепренеру, это нас гарантировало.

Игрались в новеньком «Бюргер-театр Молодость Художественного театра 14 глава». Сунулись было в Царский «Бург-театр», с завистью произвели осмотр замечательно оборудованную сцену, полную технических богатств, которыми тамошние режиссеры, оказалось, никогда и не воспользовались. Но о том, чтоб получить этот театр, не могло быть и речи. Пожалуй, еще более хотелось нам «Фолькс-театр» («Народный»). Тут нас приняли Молодость Художественного театра 14 глава с холодноватой приветливостью и сослались на конституцию этого театра, по которой «на этой сцене не должен звучать никакой язык не считая немецкого». Запомним это.

Предложили нам очередной старенькый пользующийся популярностью театр, опереточный, но он оказался невыносимо неловким для нас. А «Бюргер-театр» был новый, только-только отстроенный.

1-ый спектакль был Молодость Художественного театра 14 глава испорчен внезапным обстоятельством. Милиция нашла, что наши декорации не пропитаны огнеупорной жидкостью. До сего времени нигде нам это требование не предъявлялось. Но в Вене лет 10 вспять был большой пожар, стоивший многих жертв, потому милиция следила за этим очень строго.

Приходилось или отменить спектакль, или предоставить полицейской комиссии Молодость Художественного театра 14 глава пропитывать декорации во время самого спектакля. Она на это соглашалась, и антрепренер клялся, что все пройдет просто и гладко. И вот сходу пришлось рассчитываться за то, что мы продали {244} свою самостоятельность. Естественно, было надо спектакль отменить и антрепренеру не веровать. Оказались огромные мучительные антракты и не считая того на сцене стоял таковой Молодость Художественного театра 14 глава сильный запах нашатыря, что у многих актеров разболелась голова.

И театр был далековато не полон. Все это сделало то, что 1-ые картины были встречены отлично, но ничего схожего на Берлин, Дрезден, Лейпциг и Прагу, где огромный фуррор определялся сходу.

Но чем далее развивалось действие катастрофы, тем возбужденнее Молодость Художественного театра 14 глава становился театральный зал. Фуррор рос с каждой картиной, «боевое» настроение артистов усиливалось, и спектакль окончился в полном смысле слова триумфом.

Из статьи головного критика Людвига Бауэра:

… К звучным и огромным словам относишься скептически, но к огромным и звучным делам?.. Потому мы осмеливаемся заявить: этот вечер должен сделать эру в истории Молодость Художественного театра 14 глава нашего театра. Со прошлого дня мы твердо и ясно знаем: осуществилась мечта страстных снов; вправду осуществимо совершенство на сцене… Неизменное воспоминание, оставленное этим ясным, сверкающим вечерком, то чувство жестокости ко всему среднему, что он в нас пробудил. Означает, может быть добиться всего; как следует, нужно этого достигать Молодость Художественного театра 14 глава. Потому что в искусстве ничтожно то, что не все, что не совершенство… Может быть, все то, что мы вчера лицезрели, — только результаты работы и вкуса. Хотя бы и так; да и тогда все таки это гениально, гениально быть в состоянии так работать и владеть таким вкусом.

«Нейе фрейе прессе Молодость Художественного театра 14 глава»:

… Игра этого ансамбля припоминает игру искрометно срепетированного и управляемого оркестра: мы ни на минутку не задумываемся над тем, кто играет на каждом отдельном инструменте, мы впитываем в себя гармонию целого, так увлекаемся слушанием, что забываем о каждом отдельном исполнителе. {245} Это — очередной, большой шаг вперед в искусстве театрального ансамбля. Ни одна другая Молодость Художественного театра 14 глава труппа не подошла к цели поближе, чем эта столичная. Потому можно, говоря о их, гласить о новеньком искусстве театральной игры, о новых верхушках. Можно гласить о совершенстве москвичей. Какими способами достигнуто это совершенство? Вот потаенна российских, которая нас так интересует. Основная потаенна — это любовь, бескорыстная, самоотверженная, неунывающая любовь к искусству Молодость Художественного театра 14 глава, которая делает художника.


moment-mashini-postoyannogo-toka.html
moment-sil-otnositelno-osi.html
moment-sili-tyazhesti-ballasta.html